Худяков Константин Васильевич

Биография

Константин Худяков родился в семье учителей в селе Царевщина Саратовской области. В 1965 году поступил в Московский архитектурный институт, где увлекся, особенно в течение первых трех лет учебы, архитектурным авангардом 1920-1930-х годов: творчеством Эль Лисицкого и Казимира Малевича. Одновременно интересовался Баухаузом, творчеством Ле Корбюзье, идеями и проектами Ивана Леонидова, Владимира Кринского, Якова Чернихова.

С некоторыми представителями архитектурного авангарда ему удалось пообщаться лично: в те годы в МАРХИ преподавали Анатолий Фисенко, Михаил Барщ, Михаил Синявский, Михаил Парусников. Непосредственным учителем был Кринский, который вел курс «Архитектурная композиция». На рубеже 1960-1970-х Худяков несколько раз встречался с Константином Мельниковым.

Художник вспоминает: «Три года жил в здании общежития «Дом коммуны», спроектированном И. С. Николаевым, — редчайшем образце чистого коммунистического конструктивизма, что позволило прочувствовать «Великую утопию» изнутри. Диплом защищал по теме «„Город будущего“ в Сибири» под сильным влиянием английской группы «Archigram», американского архитектора-фантаста Паоло Солсри, а также Минору Ямасаки, по чьему проекту начали тогда строительство Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Впервые в МАРХИ студенту разрешили вместо планшетов с чертежами показать на защите фильм-проект, снятый камерой собственной конструкции. Попыток кинопроектирования, киномоделирования столь крупного объекта, как город на 200 000 жителей, ранее также не предпринималось. Камера перемещалась по точкам съемки, соразмерным человеческому росту, внутри большого бумажного макета. После монтажа фильма это создало впечатление реальной городской среды, интерьеров и пр.«.

Тогда же, в МАРХИ, Худяков с увлечением занимался на кафедре живописи у педагогов Виталия Скобелева и Андрея Ефимова. Его привлекало творчество Борисова-Мусатова, Пстрова-Водкина, авангард начала XX века: Филонов и Кандинский, Шагал и представители европейского сюрреализма: Дали, Магритт, дс Кирико. Живопись на полтора десятилетия станет для Худякова, наряду с проектированием музейных экспозиций, основным занятием. И главным направлением творческих поисков.

После окончания института (1971) Худяков начал работать, по распределению МАРХИ, главным художником в Центральном музее В. И. Ленина в Москве и в течение 10 лет в качестве дизайнера оформлял экспозиции многочисленных музеев Ленина по всему миру (страны Восточной Европы, Финляндия, Швейцария, Франция, Йемен). В 1974-м Худякову за дизайн филиала Центрального музея Ленина во Фрунзе (теперь Бишкек) было присвоено звание Заслуженного художника Киргизской ССР.

В те годы Худяков много занимался живописью, и здесь его, как в архитектуре и дизайне, интересовало создание новых технологий в арсенале изобразительных средств. Одним из первых в Москве он стал использовать аэрограф. Живопись художника 1970-х — середины 1980-х годов вобрала в себя пластические уроки сюрреализма, фотореализма; он стремился интерпретировать и синтезировать разнообразные методы и найти не применявшиеся ранее визуальные языки искусства.

С 1978 по 1988 год Худяков экспонировал свои холсты на выставках живописной секции Московского объединенного комитета профсоюза художников-графиков. Он был в числе ведущих художников группы „20 московских художников“ — одного из наиболее любимых публикой и ярких явлений Горкома. Здесь выставлялись „Вечер“ (1979)» «Натюрморт с сухой розой» (1981), «Частная жизнь» (1982), «Вишня 1945 года» (1985), «Интервью по поводу вечности» (1986), «Объект» (1987). Работы Худякова этого периода — натюрморты или большие композиции, часто разворачивающиеся до формата триптиха (" Вишня 1945 года«, «Интервью по поводу вечности»).

Автору всегда интересен предмет, его вещность, тактильность, положение в пространстве. Подробный «натюрмортный» подход, выявление пластической цельности и пространственной обособленности объекта определяют и специфику больших композиций художника. Тогда же формируется и предпочитаемая Худяковым сюжетная и композиционная тематика. Постепенно кристаллизуется фризовый характер создаваемых им композиций, что часто реализуется как изображение бесконечного стола-престола, а также мотив металлической сетки, обозначающей границу двух пространственных зон.

Особая натуралистичность, даже фотореалистичность его живописных полотен с ясной, артикулированной предметной средой предвосхищает более поздние его фотоработы. Но Худяков никогда не идет на поводу у видимой реальности; трактовки его тяготеют к метафоричности и таинственности, к глубокой содержательности и подтексту. Гиперреальность оборачивается у него мистикой, а повествовательность, которую зритель моментально «считывает», быстро затухает, уступая место «молчанию», погружению в смысловой подтекст, недоговоренности, даже таинственности.

В 1988 году Худяков стал одним из организаторов первой в СССР независимой галереи современного искусства М АРС (с 2002 года — Центр современного искусства М’АРС) и по сей день является председателем его правления. Особенности пластического языка художника в 1990-е годы приобретают новое качество благодаря смене инструментария изобразительных средств. В начале 1990-х у Худякова появляются первая видеокамера и цифровой фотоаппарат, в 1997-м — компьютер. Тогда, по словам художника, он понял, что именно этого инструмента он и ждал всю жизнь.

Сегодня художник уверен, что составляет с компьютером буквально единое целое, — мыслит в компьютерных параметрах, видит сны в слоях фотошопа или в других освоенных программах. Произошло полное слияние с инструментом, столь важное для всякого художника. Первые работы, выполненные с использованием дигитальной техники — цифровой фотографии и фотошопа, относятся к 1997-1998 годам. Они вошли в продолжающийся проект «Hotel Russia», представляющий виртуальный образ России с сочиненной архитектурой интерьеров и фасада, с наполнением интерьеров предметной средой. Этот проект имеет несколько ответвлений — «Омут», «Прощание славянки», «Новый русский шрифт» и другие (все 2005-2006).

Первым по-настоящему масштабным и завершенным дигитальным проектом стал «deisis/Предстояние» (2002-2004; автор идеи Виктор Бондаренко, автор текстов Роман Багдасаров), являющийся современным иконостасом, выполненным в цифровых технологиях. Проект основан на переработке, в том числе и художественной, колоссального корпуса традиционной иконописи и выполнен с помощью оригинального метода компиляции микро- и макро- фотоизображений, прошедших обработку на компьютере. Проект является во многом уникальным. В основе его лежит идея создания средствами новых технологий актуального, адекватного своему времени религиозного произведения, объединяющего полуторатысячелетнюю художественную традицию и новаторское изобразительное решение. Работа демонстрирует сочетание архитектурного мышления автора с его навыками художника-живописца и возможностями фото- и цифровых технологий; в то же время для нее характерна напряженная образность, многослойный смысловой подтекст. «deisis/Предстояние» неоднократно экспонировался в России и за ее пределами.

От него отпочковались несколько самостоятельных проектов, например «Антропология» (2005) и работа для выставки под названием «Верю!» (2007). Следующим этапом в творчестве Худякова стала работа над рядом дигитальных проектов, продолживших линию, начатую ранее, и вобравших в себя его живописные наработки и опыт цифрового искусства. Это проекты «Основной инстинкт» (2006-2010), «Жизнь насекомых» (2005-2010), «Панорамы» (2005-2010), «Москва-Ныо-Йорк» (2007). Для проектов, одни из которых посвящены пространствам внешним («Панорамы», «Москва-Нью-Йорк»), другие — внутренним, «мыслимым» («Основной инстинкт», «Жизнь насекомых»), характерно усложнение образной и пластической структуры. Виртуозное, достигаемое с помощью компьютерной и фототехнологии воплощение объектов видимой реальности сочетается со сложным, многоуровневым образным и смысловым контекстом. При этом взгляд художника очень широк: он вмешает и потаенные, умозрительные глубины человеческой души, только знаменующей себя в видимых образах, и бескрайность мирового океана.

Пространство работ Худякова всегда двойственно масштабировано. Заявленное как камерное, оно кажется, напротив, — всеобъемлющим. Зафиксированная глазом художника материя одновременно и выпукла, и эфемерна. Взгляд художника, определяя всю оптику работы, никогда не бывает безличным или безразличным, наоборот, его можно назвать очень пристрастным к окружающему миру.

В 2009 «году Худяков первым в мире обращается к формату художественного произведения, представляющего собой интерактивный экран с заданным основным изображением, в котором «хранится» бесконечное количество смежных изобразительных сюжетов. Каждый из них зритель может «извлечь», вывести на экран прикосновением к определенным зонам основного, фронтального изображения. Так реализуется свернутая многопространственность и бесконечное ветвление сюжета, причем порядок мотивов произвольный. Там есть движение и статика, цвет и звук. Интерактивные картины Худякова — «Глаз Ангела. Не ждали» (2009, программирование и техническое обеспечение: группа Vитамин), «Женщина & Муха», «Зеркальные сны» (2009, программирование и техническое обеспечение: группа Vитамин, совместно с Владом Глыниным и Андреем Лосевым), «Утро стрелецкой казни» («Красная площадь») (2009-2010, программирование и техническое обеспечение: группа Vитамин). Одни картины («Утро стрелецкой казни», например) сюжетно и тематически отчасти продолжают более ранние проекты, связанные с осмыслением недавней советской истории. В других («Женщина & Муха», «Зеркальные сны-1») художника больше интересует внутреннее состояние индивидуального сознания, его реакция на мир внешний. В «Утре стрелецкой казни» перед нами Красная площадь, Мавзолей, образы механизированных обезличенных людей, артефакты ушедшего XX столетия.

Художественное воздействие интерактивной картины во многом основано на столкновении спонтанности прикосновения и заданности исторического времени. Перед нами люди и предметы советской эпохи — ушедшей, но и продолжающей оставаться актуальной. Перед нами опыт осмысления, рефлексии на темы отечественной истории недавнего прошлого, и Худяков — один из немногих отечественных художников, всерьез интересующихся историософскими вопросами. И ищущих на них ответы.

В работах Худякова сохраняются характерные для его творчества насыщенная образность, смысловая содержательность, сохраняется живой нерв искусства художников- семидесятников. Для них проблемы «формы», найденной на пересечении освоения мирового культурного наследия и актуальной стилистики, и «содержания», понимаемого как ответ художника-философа на реалии бытия в параметрах времени и пространства, — в одинаковой мере интересны и необходимы. Историческое и современное пересекаются у Худякова чаще в поле социологическом, но не менее его интересует и стихийная, бессознательная жизнь человеческой души.

Характерная черта худяковских работ — визуальная активность, даже агрессивность образов, их семантическая концентрированность, равно как и острый интерес к сегодняшнему дню. Он использует возможности актуальных технологий как наиболее адекватный для себя язык, использует для решения тех художественных задач, которыми постоянно живет его искусство.

Но цифровая фотография, возможности компьютерной обработки для Худякова — инструменты более сложной системы, где ведущая роль принадлежит визуальной, эмоциональной, смысловой и социальной составляющим.

www.khudyakovarch.ru